Исстинна
★SWAG★
Название: Брат
Фандом: Yowamushi Pedal
Автор: Исстинна
Бета: Mi re ne
Размер: мини, 2471 слово
Пейринг/Персонажи: Наруко Шокичи, Онода Сакамичи
Категория: джен
Жанр: AU
Рейтинг: G

— Эй, Онода! — красноволосый мальчишка энергично размахивал руками, стараясь привлечь внимание своего лучшего друга.
— А? Сейчас, Наруко, подожди минитку, — он растерянно пытался нащупать круглые очки с толстыми линзами, которые лежали на тумбочке. — Что такое?
— Смотри! — парень с горящими глазами тыкнул пальцем в расписание на день, висящее на двери. — К нам сегодня приезжают какие-то ребята из Америки! Круто, правда?
— Из Америки? — глаза Оноды выглядели испуганно. — Но мы же плохо говорим по-английски! Надо срочно повторить что-нибудь!

С этими словами он, спотыкаясь, побежал к шкафчику, где лежали все его учебники.

— Ты такой смешной! — рассмеялся Наруко. — Конечно же они будут с переводчиком! Тем более, не переживай, у тебя же есть я — лучший мастер английского языка! Май нейму из Наруко! Айм бери кул! Зис из май фуренду Онода! Ну, как тебе?
— Супер! — не скрывая восхищения в голосе воскликнул Онода, натягивая штаны, ведь им уже скоро нужно было спускаться в столовую на завтрак.

Столовая располагалась на первом этаже их приюта, сразу за спортивным залом. Сам приют занимал небольшое трёхэтажное здание в окрестностях Токио. Обычный приют для детей, куда попадают те несчастные, чьи родители погибли, а других родственников либо нет, либо они отказались принять опёку над детьми. Реже, те дети, которых государство отняло у родителей в силу различных причин. И совсем редко те дети, которых просто находили на улице без единой зацепки о том, кем могли бы быть их родители.

Онода был как раз из последних. Он попал сюда ещё совсем маленьким. Просто однажды пожилая пара возвращалась из магазина домой и услышала громкий плач, доносящийся из кустов. В траве среди веток лежал круглолицый младенец, весь замёрзший и грязный, которого добрые люди тут же отвезли к доктору. Из-за возраста они не могли оставить себе ребёнка, хотя после не раз сожалели об этом, и всегда присылали мальчику на день рождения посылку с какой-нибудь самодельной сладостью.

Наруко же был из тех детей, которым довелось пережить смерть своих родителей. С ребёнком потом ещё долго работали психологи, стараясь привести его в чувство и убрать из головы образ погибших в автокатастрофе родителей и братьев. К счастью, специалисты попались действительно хорошие, так что мальчик вырос, вопреки страхам социальных служб, весёлым и жизнерадостным. Хотя, а как ещё ему жить на этом свете?

Когда семилетнего Наруко впервые привели в приют, именно Онода рассказал ему про их жизнь, познакомил с остальными ребятами и помог адаптироваться. С тех пор эти двое — не разлей вода.

— Наруко, быстрее, мы опять опаздаем на начало, и нас снова наругают! — Онода, нетерпеливо переступал с ноги на ногу, ожидая друга у двери в туалет.
— Я бы рад быстрее!!! — из-за двери раздались не самые приятные звуки. — Чёртова рыба, она стопудов была не свежей!
— Просто не надо было есть пять порций, — мальчик с укором посмотрел на дверь, будто бы она его задерживала, а не тот, кто был по другую её сторону.
— У меня растущий организм!
— Эх, что-то мне кажется, что ни ты ни я так и не вырастем...
— Вырастем обязательно! Ещё и перегоним всех! Вот увидишь! — с этими словами мальчишка смыл за собой и вышел к другу. — Ну, побежали?

Встреча с американцами была действительно интересной. Они рассказывали о своей стране, угощали сладостями, а также провели всем ребятам бесплатный урок компьютерной грамотности. Конечно, каждый в этом приюте имел ноутбук и умел им пользоваться. Но всё равно были какие-то вещи, которые некотрым и не приходило в голову использовать. Ребятам показывали как пользоваться гугл-картами и панорманым просмотром в них.

Наруко не часто вспоминал свою жизнь ДО. До того, как его родители умерли. Его воспоминания и так были нечёткими и расплывчатыми, плюс психологи отлично с ним поработали. Да и сам Наруко к 13 годам уже выработал чёткую жизненную позицию: что было — то было, прошлое не переделаешь; смысла смотреть назад нет; если идти — то только вперёд. Тем не менее, когда нужно было выбрать ту часть мира, которую нужно просматривать с помощью гугл-карт, Наруко выбрал окрестности Осаки. Те места, где он жил до той самой несчастливой семейной поездки в столицу. Улица за улицей, дом за домом мальчишка жадно всматривался в монитор, стараясь вызвать у себя хоть какие-то воспоминания, но нет, дома казались незнакомыми, местность — чужой. И всё же вдруг один дом привлёк его внимание. Старый покосившийся частный домик где-то на окраине. Наруко выцепил его взглядом сразу же, как экран показал эту улицу. Что-то в нём было знакомое, но вот что... Наруко, нахмурившись, пытался вспомнить.

— Что такое? — Онода, сидевший за соседним компьютером, подался к монитору Наруко. — У тебя слишком задумчивое лицо... В смысле, я не имел ввиду ничего такого! — замахал он руками. — Просто ты действительно нечасто так глубоко задумываешься... — парень покраснел, стыдясь, что сказал, что его друг редко думает.
— А? Нет, ничего... Просто... Мне кажется, я знаю этот дом. Но не помню, почему.

Один из американских волонтёров, что знал японский, подошёл, услышав разговор, и начал расспрашивать Наруко о его детстве, о родителях. Разговор дался мальчику нелегко, но тем не менее, он постарался ответить максимально честно.

★★★


Несколько дней спустя этот американец вновь пришёл в их приют и сказал, что их волонтёрская ассоциация сделала расследование по этому дому, и что в нём живёт двоюродная бабушка Наруко с её детьми и внуками.

Наруко думал, что у него не осталось в живых никаких родственников. И вдруг воспоминания накрыли его с головой. Мальчик вспомнил свою двоюродную бабушку, к которой они приезжали погостить. Она всегда была очень бедной, но тем не менее у неё всегда находилась возможность купить детворе какие-то сладости. Это была широкой души женщина, внезапные воспоминания о которой вызвали в душе Наруко тёплые чувства.

— Видишь? Возможно, у тебя теперь появится семья! Нам только осталось связаться с ней! — радостно сказал волонтёр.

Семья. То, о чём мечтал каждый ребёнок, находящийся в приюте. Конечно, власти Японии делали всё возможное, чтобы дети в приютах чувствовали себя как можно более комфортно. Им давали достойное образование, им выделяли достаточное количество денег, с ними занимались высококачественные специалисты. Но всё же это был приют. Семья — это другое. Семья — это, по мнению всех детей в приюте, та единственная вещь, что сделает их жизнь безоблачно счастливой. То, что отличает их от «нормальных» детей. И Наруко, конечно, не был исключением.

— Семья... — повторил Наруко машинально. — Семья...
— Ого! Ничего себе! Круто! Семья! Повезло же! — послышался вокруг шёпот остальных ребят. Конечно, эта новость взбудоражила всех. И многие завидовали Наруко.
— НАРУКО, БОЖЕ, ПОЗДРАВЛЯЮ! — Онода бросился на шею другу. — Это так классно! У меня даже нет слов! — друг искренне улбнулся. — Я так рад за тебя!

И Онода был действительно рад. Конечно, сам Онода мечтал хоть раз увидеть своих родителей. Хоть на минутку, хоть на фотографии. Какими они были? Почему они его бросили? Может, у них случилось какое-то горе? Кто знает. Оноде хотелось верить в лучшее. Но эта встреча, он понимал, была нереальной. А тут его лучший друг получил возможность заиметь семью! Предел мечтаний каждого жителя приюта.

— Спасибо... — рассеянно ответил Наруко, всё ещё осознавая полученную информацию.

Семья... Было бы действительно круто жить с кем-то, кто тебе дорог! Так все вокруг говорили. Вот только... Наруко прокручивал в голове последние годы жизни и понимал: он уже с теми, кто ему дорог. Преподаватели, которые с любовью к делу обучают их. Путь он и не всегда их слушает, но тем не менее. Ребята, с которыми он провёл столько лет. Вместе смеяться, вместе плакать, вместе делиться сокровенным. И, наконец, Онода, его лучший друг. Тот, кто знает о нём, наверное, больше, чем могла бы любая семья. Тот, кому можно доверить самое сокровенное. Лучший друг, который завменил ему братьев. Зачем что-то менять? Тем более бабушка, по воспоминаниям Наруко, была действительно бедной. И нагружать её ещё одним голодным ртом было бы просто преступлением.

— Спасибо, конечно, но не утруждайте себя. Я останусь здесь, — и с широкой улыбкой Наруко приобнял своего друга, который был шокирован таким ответом. — У меня уже есть семья. Здесь.
— Наруко, ты чего? Как так? Почему? — Онода тут же засыпал его вопросами. — Это же то, о чём ты мечтал, и о чём я мечтал.
— Именно. Я уеду, а ты останешься здесь. Несправедливо, — Наруко улыбнулся другу.
— Н-нет, ты не должен думать обо мне! — Онода вывернуся из объятий и серьёзно посмотел в глаза другу. — Ты должен делать только то, что делает тебя счастливым.

Он выглядел по-настоящему серьёзным. Нечасто увидишь этого робкого и простого мальчонку таким.

— Успокойся, всё нормально. Уже столько времени прошло. Я им не нужен, они мне не нужны, всё хорошо.

Онода пытался возразить, но всё было тщетно. Волонтёры из Америки пожали плечами и уехали нести добро в другие страны.

Наруко забыл об этом дне, «только вперёд» гласит его жизненная философия. А Онода.... Онода старался как можно сильнее скрасить будни своего лучшего друга. Главное, чтобы тот чувствовал себя, будто он дома.

★★★

— Онода... Сакамичи? — однажды вызывала его куратор приюта. Они долго шли по коридорам, пока, наконец, не пришли в небольшую комнатку. — Познакомься, это Хироши и Казуо Ямада.
Здравствуйте, — промямлил Онода, как всегда стесняясь незнакомых людей.
— Здравсвуй, Онода, — женщина мягко посмотрела на мальчика. — Расскажи нам о себе.

Онода, заикаясь, принялся расказывать обо всей своей жизни. По крайней мере о том, что он помнит и что в ней для него значимо. У него, конечно, были догадки, кто эти люди, и зачем его вызвали. Но он не давал своей фантазии взять верх.

— Спасибо, — ответила женщина, добрым взглядом посмотрев мальчику в глаза. — Сакамичи, — начала она неуверенно. — Мы бы хотели тебя усыновить, — пытаясь скрыть волнение в голосе, произнесла женщина. Её муж взял её за руку, также доверительно смотря в глаза мальчика. Они очень долго изучали личные дела детей, расспрашивали персонал, и именно Онода им пришёлся по душе.
— А... Э, ну, — Онода не знал, что и сказать. Ликование заполнило всё его существо. Усыновление! Семья! Это то, о чём все мечтали! Онода не мог скрыть радостой улыбки.

На его памяти уже нескольких ребят забирали в семьи, и все они обещали писать им и даже присылать подарки. Но в итоге все до единого забывали о приюте, который вырастил их. О ребятах, которые были им вместо семьи... Подумав так, Онода обеспокоенно закусил губу. Неужели он будет таким же? А Наруко? А как же Наруко? Мальчишку охватила паника.

— Что-то не так? Ты не хочешь уезжать из приюта? — забеспокоился глава семьи Ямада, так как беспокойство Оноды отчётливо читалось на его лице.
— Хочу, но..., — Онода сделал глубокий вдох. — Я никуда не уеду без своего лучшего друга, — выпалил он на одном дыхании, усиленно смотря в пол.
— О..., — только и смогла ответить Казуо. — А кто твой лучший друг?
— Н-наруко Шокичи! — заикаясь сказал Онода, а куратор передал посетителям личное дело красноволосого мальчика.

Плохое поведение, ряд отклонений, связанных с детской травмой потери родителей, порча имущества, драки... Это явно не тот ребёнок, которого хотела бы усыновить чета Ямада.

— Без него я никуда отсюда не уеду! — твёрдо заявил Онода, и его глаза выглядели как никогда серьёзно.

★★★


— Дурак! Дебил! Совсем с ума сошёл? — отчитывал Наруко лучшего друга после. — Я сам решу, что мне надо от жизни, окей??? — он был вне себя от гнева. — Никуда я не хочу! Я уже говорил. Мой дом здесь, — с этими словами Наруко отвернулся и пошёл прочь. — Уезжай. Ты мне больше не друг.

Слова эхом прозвучали в ушах Оноды. Не друг. А ведь он только лишь хотел сохранить их дружбу. Он искренне хотел, чтобы в его жизни всегда присутствовал человек по имени Шокичи Наруко. А получилось вот как.

— Что делать-то будем? — грустно спросил Хироши у своей жены. — Тебе этот мальчик так понравился. Ты же говорила, что у тебя чувство, будто если бы ты имела возможность родить, то ребёнок был бы точно таким же как этот Онода Сакамичи.
— Да, но второй ребёнок... Мы... Я не уверена, что мы сможем поятнуть его по деньгам! Да и персональные данные, ты же их сам видел. Псих какой-то, похоже, — женщина прильнула к мужу. — Но, может, мы ошибаемся.

Пара приехала в приют незадолго до отбоя. Весь мальчишесикй этаж сновал между комнатами и ванной, готовясь ко сну. Конечно, многие из них приметили пару, что наблюдает за ними, и все понимали, что, возможно, кто-то скоро найдёт семью. Так что каждый стремился показать себя в лучшем свете. Даже те, кто не ладил до этого, вежливо общались, используя лишь вежливые формы слов.

Но чета Ямада на них не особо обращала внимание, их взгляды были прикованы к двум ребятам, что, вопреки их ожиданиям, так ни разу и не заговорили за вечер, даже несмотря на то, что их кровати находились рядом.

Онода всегда был рассянным человеком. Над ним периодически подшучивали, что прилети на землю инопланетяне, тот их даже и не заметил бы. Особенно если бы был без очков. Так что не удивительно, что о присутствии приметившей его семьи он даже не подозревал.

Наруко же с того самого дня, как узнал, что Онода из-за него отказался уезжать из приюта, был погружён в себя. Вместо обычного смеха и криков, что всегда раздавались из того угла комнаты, где стояли кровати его и Оноды, оттуда веяло напряжённой тишиной. Наруко искренне хотел, чтобы Онода забил на него и уехал. Так будет лучше, верил Наруко. Так хотя бы Онода будет счастлив. Поэтому парень делал всё возможное, чтобы разочаровать друга. Красноволосый парень и так не отличался полсушанием и прилежностью, а теперь он и вовсе срывал уроки, вытворял странные жестокие шутки. Его личное дело становилось всё хуже и хуже, с каждым разом делая его шансы на усыновление всё меньше и меньше. Вот и сегодня перед сном он толкнул в дверях ни в чём не виноватого мальчишку, вызвав неодобрение гостей и грустный вздох Оноды. Наруко было, в общем-то, плевать, пришёл кто-то или нет. Это его жизнь, и жить он её будет по-своему.

Женщина сокрушённо покачала головой:
— Насколько Онода кажется ангелом, настолько же этот его друг Наруко кажется хулиганом и злым мальчиком, — она вздохнула. — И почему он так сказал? Они даже не похожи на друзей! За весь вечер ни слова дргу другу не сказали.
— Но я верю всё же, что у него были причины, — возразил мужчина. — Давай постараемся понаблюдать за ними больше.

И пара стала приходить к ним часто, в основном стараясь не афишировать своё присутствие. Поначалу Наруко у них вызвал негативные эмоции, но затем они начали замечать в его поведении некую теплоту в отношении Оноды. Даже при том, что мальчики так и не разговаривали с тех пор.

Вот Онода не успел переписать с доски пример, и Наруко молча подсунул ему свою тетрадь. Вот Онода не успевал сориентироваться в столовой, и ему не досталась его любимая булочка, и Наруко, всё также молча, отдал ему свою. А вот и вовсе, когда ребята из группы просекли, что эти двое поссорились, они принялись, как и до того, как Наруко появился в их коллективе, издеваться над Онодой. Тогда Наруко просто встал один против пятерых. Помимо многочилсенных побоев, он ещё и получил от воспитателей за то, что развязал драку. Ведь кто поверит такому хулигану, что это не он первый начал. Наруко, впрочем, и не пытался никому ничего доказать. Только потом, когда все-все заснули, он до утра тихо ревел в подушку, так и не уснув ни на минуту. В общем, решение было принято. Пара в очередной раз приехала в приют, и в небольшую приёмную уже вызвали обоих парней.

★★★


Летний солнечный день. Счастливая семья собирается в поездку по окрестностям. Садясь на заднее сидение машины, Наруко заметно нервничает.

— Не бойся, — Онода доверительно берёт его за руку. — Согласись, от этого страха надо когда-нибудь избавиться, — Наруко лишь нервно кивает в ответ. — Я рядом, братик, всё будет хорошо.
— Ты прав, брат, ты прав.

@темы: моё, анимэ, fanfiction, Yowamushi Pedal, Japan